На главную страницу

Цикл стихов "Как на гравюре у Эшера..."

Эшер. Вверх и вниз
Как на гравюре у Эшера...
Спешащим
Дела
Желание полёта
Таити
Освобождение времени
Время Золушки
Серая дорога
Предательство жизни
Предназначение
Пытка мыслью
Зритель
Орехи
Бесполезная жизнь
Счёт Смерти
Кладбище жизни
Похороны дня
Разные дни
Книги жизни
Замученный день
День на работе
Паутина
Бег времени
Городская слепота
Без тишины
Жизнь
Будущее
Несуществование
Сострадание
Горе
Рождение мысли
Мысль и бессмысленность
Демокрит и Гераклит

Как на гравюре у Эшера...

Как на гравюре у Эшера
Одновременно вверх и вниз
Мы движемся с наивной верой,
Что это истинная жизнь.

Теряя годы, чувства, силы
На этом замкнутом пути,
С рождения и до могилы
Не можем мы с него сойти.

И те, кто движутся навстречу,
И те, с кем мы бредём след в след,-
Все остаются здесь навечно,
И никуда движенья нет.

Спешащим

Бегите! Бегите! Бегите
В погоне за собственной тенью!
Ловите! Ловите! Ловите!
Ловите свой собственный хвост!
Спешите! Спешите! Спешите
Использовать даже мгновенье!
Бегите! Ловите! Спешите!
Вся жизнь – нескончаемый кросс!

Хватайте! Хватайте! Хватайте,
А то ускользает добыча!
Копайте! Копайте! Копайте
В земле, в небесах и на дне!
Дерзайте! Дерзайте! Дерзайте
Скорей поучаствовать в стычке!
Хватайте! Копайте! Давайте!
А я посижу в стороне!..

Дела

Как всех замучили дела!
Как все спешат, бегут куда-то!..
Делам, заботам несть числа,
И так с восхода до заката.

И им, спешащим, никогда
Мысль не приходит почему-то,
Что все заботы – ерунда,
Остановиться на минуту.

За кучей дел, тревог, забот
Никто из них не замечает,
Как он за деньги и почёт
По капле жизнь свою теряет!

Желание полёта

Как подталкивает что-то,
Только лишь посмотришь вниз,
Променять на миг полёта
Всю оставшуюся жизнь.

От оков освободиться,
Притяжение презреть
И легко, как будто птица,
Оттолкнуться и взлететь.

Чтоб непрожитые годы
Слились в затяжной прыжок,
За один глоток свободы
Разлетевшись в порошок.

Таити

Ото всех повседневных событий,
Мелочей, что поймали нас в плен,
Хорошо бы сбежать на Таити,
Как когда-то и сделал Гоген.

Без условностей, в мире наивном,
От безумной сбежав суеты,
Средь природы и дикой, и дивной
С головой погрузиться в мечты…

Нету больше там дикости чистой,
И туда доползла суета,
Не Гогены – а толпы туристов,
И Таити – лишь сказка, мечта…

Освобождение времени

Чтоб жизнь спокойную волной катилась
Свободно от зари и до зари,
Мечтаю, чтоб часы остановились
И чтоб сгорели все календари.

Тогда придёт конец безумной спешке,
Тюремным будням службы и работ,
И станет жизнь несуетной, беспечной,
Свободной от искусственных забот.

Пусть праздник назначается не датой,
А только состоянием души,
Которая на праздники богата,
Когда пред ней ничто не мельтешит.

Забудут все про возраст календарный:
Пусть годы не отбрасывают тень.
Тот молод, кто встречает благодарно
И радостно новорождённый день.

Свободы соблазнительна картина
Без кандалов из времени и дат.
Не стоит жить по часовой рутине,
Как раб своей программы автомат!

Время Золушки

К счастью очень нам быстро привыкнуть,
Вечным кажется временный дар.
Но карета становится тыквой,
Лишь часов замолкает удар.

И средь великолепия бала
Тихий ход не смолкает часов.
И, едва лишь минута настала,
В сказку дверь заперта на засов.

Удержаться никто не сумеет,
Будни Золушек снова зовут.
И нелепы надежды на фею:
Время счастья и ей не вернуть…

Серая дорога

Жизнь как мороженое тает,
И всё быстрей идут года,
Водой сквозь пальцы утекают,
Не оставляя и следа.

Всё меньше жизни остаётся,
Чтоб воплотить свои мечты.
Порочный круг никак не рвётся
Из серости и пустоты.

Безмолвно ты кричишь порою,
Что всё «не то», «не там», «не так»!
Душа от боли волком воет
И погружается во мрак.

Но по накатанной и скудной
Дороге движешься, как все.
Напоминает путь твой нудный
Потуги белки в колесе.

Предательство жизни

Время летит, ускоряясь,
Дни утекают в ничто.
Вижу: не тем занимаюсь,
Трачу я жизнь не на то!

В рабстве опять пребываю,
Хочется волком завыть!
И всё ясней понимаю:
Лучше уж вовсе не жить!

Делаю то, что обязан:
Быт и работа – как все.
Этим я накрепко связан,
Белкой кручусь в колесе.

Этой ненужной работой
Связана воля моя,
Эти пустые заботы –
Знаю, что жизнь не моя!

Вижу, что надо решиться,
Нужно пойти на прорыв,
Или нарыв загноится,
Всю мою жизнь отравив!

Лучше бездомным скитаться,
Быть у судьбы на краю,
Чем, как и все, притворяться,
Жизнь предавая свою!

Предназначение

Проходят дни и годы отлетают,
А я не сделал то, что мог, опять.
И, если не успею, твёрдо знаю:
Мне будет очень трудно умирать.

Не выполнив своё предназначенье,
Не отдав миру то, что мне дано,
Себя я обрекаю на мученья,
Как бросивший судьбу свою в окно.

И должен я в любое время суток,
Сумев желанья в сторону отложить,
Заполнить этим каждую минуту,
Чтобы мысль в слове продолжала жить!

Пытка мыслью

Мысль одна витает
Похоронной птицей
Мозг мне протыкает
Раскалённой спицей.
Надо отключиться,
Срочно отключиться!..

Словно мошек стая
Предо мной роится,
То, о чём мечтаю,-
Не осуществится.
Как хочу забыться!
Хоть на миг забыться!..

Будут дни тянуться
Сонной вереницей
И вокруг сомкнутся
Вновь чужие лица.
Может, хоть напиться?
Чтоб забыть, напиться…

Время подъезжает
В чёрной колеснице,
Гроб мой открывает
И в окно стучится.
И - хоть застрелиться,
Взять - и застрелиться!..

Ночь, а мысль всё гложет
Мозг голодной львицей.
Может, сон поможет
В рай мне погрузиться?
Только сном лечиться
И мечтой лечиться…

Зритель

Сижу, как добровольный узник,
На мир смотрю через окно.
Всё это выглядит смешно,
Когда лишаешься иллюзий.

Проходит череда событий,
Но ты в неё не вовлечён,
Ты зритель, ты тут не при чём,
Лишь наблюдаешь из укрытья…

Нет смысла выходить на сцену,
Принять участие в игре,
Коль знаешь этой мишуре
Её доподлинную цену.

Не вижу смысла в эту дверь,
Пусть и открытую, ломиться,
А лучше просто затвориться…
Не стоит мир того, поверь!..

Орехи

Похоже, делаю успехи,
А думал - вовсе не стерплю.
Подобно Нищему, орехи
Большой печатью я колю.

Терзаем деятельной скукой,
Живу, как будто всё всерьёз…
По сути - наложил я руки
На свой взрывающийся мозг.

На бесполезных оборотах
Перегревается мотор,
Но, с прилежаньем идиота,
Я перемалываю вздор.

Уходит то, что сделать в силах,
И превращается в мираж.
Так жизнь становится могилой,
Взята судьбой на абордаж.

Не верю, что пройдут помехи,
И буду делать, что люблю…
И жизнь прилежно, как орехи,
Большой печатью я колю…

Бесполезная жизнь

Знаю, это теперь повсеместно,
На моей стороне большинство.
Я живу и дышу бесполезно,
Предавая своё естество.

Продавая и время, и силы,
Я, как пьяный, бреду наугад.
Тем, кто истинной жизни вкусили,
Отвратительно есть суррогат.

Расплываются мысли и планы,
Остаются лишь только мечты,
Жизнь становится фата-морганой,
И её ускользают черты…

Счёт Смерти

День прошёл и ночь растает,
Завтра новый день пройдёт.
Их из жизни вычитая,
Смерть-бухгалтер счёт ведёт.

Бесполезная растрата
Дней и месяцев, и лет.
Каждый миг - моя утрата,
И возврата вовсе нет.

И могилы дней пропавших
Составляют мой отряд,
Без вести бесславно павших
Вырастает скорбный ряд.

Сколько их ещё осталось,
Мне никто не пояснит.
День один, такая малость,
Но из них всё состоит.

Эта сумма неизвестна
И задачу не решить:
Сколько суток бесполезных
Я смогу ещё прожить?

Только Смерть лишь точно знает
Их число, который год,
Их из жизни вычитая,
Терпеливо часа ждёт.

Кладбище жизни

Пусть об этом забывает
Каждый, кто живёт:
Жизнь свою он погребает,
Кладбище растёт.

Изменить ничто не в силах
Жизненный закон:
Каждый день - одна могила,
Где он погребён.

Среди холмиков невзрачных
Не спеша пройдись:
Вместе пантеон их мрачный
Составляет жизнь.

И по кладбищу я часто
Призраком брожу,
Будто мёртвых ежечасно
Памятью бужу.

Есть могилы с обелиском,
Говорят они:
Здесь лежат особым списком
Памятные дни.

Что-то важное свершалось
Для меня в их век,
В памяти они остались,
Облик не поблек.

Память многих - только дата,
А отличий - нет.
Эти дни прошли когда-то,
Замело их след.

Те, что вдалеке,- забылись,
Путь покрылся льдом.
Что поближе - замутнились,
Помню их с трудом.

Те, что рядом, так похожи,
Но придёт черёд -
Вспомнить их уже не сможешь,
Жизнь уйдёт вперёд.

Холмиков моих аллея
Далеко ль уйдёт?
Сколько метров одолеет?
Где конец найдёт?..

Похороны дня

Очередной я день похоронил,
Он, как другие,- прост и незаметен.
Такой же холм в ряду других могил,
Их столько, сколько дней живу на свете.

А завтра на рассвете новый день
Внезапно с пробужденьем народится,
Жизнь краткая мелькнёт его как тень,
Мне с ним навек придётся распроститься.

Всё этих холмиков длиннее ряд,
А, значит, дней всё меньше остаётся…
Погибнут, как защитников отряд,
И в крепость, торжествуя, Смерть ворвётся…

Разные дни

Все наши дни прошедшие, как люди,
И только умирают в свой черёд.
Кого-то сердце долго помнить будет,
А кто-то быстро в памяти умрёт.

Одни уходят быстро, как солдаты,
И в униформу все облачены,
Соседи отличаются лишь датой,
И в суете прожить обречены.

Дней непохожих, как людей великих,
Немного встретить в жизни нам дано.
Но освещают этот мир их лики,
Смысл придаёт присутствие одно.

Книги жизни

Наша жизнь - это новая книга,
Годы - главы, дни - несколько строк,
Приключения, мысли, интриги…
Что же дальше - самим невдомёк.

Обрывается повествованье,
Как к концу подступает наш век,
И в архив идут наши сказанья,
Как в хранилища библиотек.

Много книг есть до боли похожих,
Даже авторам были скучны.
Как унылые лица прохожих
Сплошь сердито-устало-мрачны.

Есть - оборваны на полуслове,
Недосказана главная мысль.
Эпитафия как послесловье
К тем возможностям, что не сбылись.

Сплошь разорваны на эпизоды,
Книги есть как сумбурный набор.
Хаотично его склеил кто-то,
Отовсюду набрав разный вздор.

И другим, как творцу, интересен,
К эпилогу исчерпан до дна,
Чей логичен сюжет и не пресен,
Жизнь, как редкость - хороший роман.

Книги жизни пылятся в архивах,
Как отчёты о нашем пути.
А забвенье - итог справедливый,
И читателей им не найти.

Замученный день

Здесь умысел или случай?
Иль кто-то сводил с ним счёты?
Ещё один день замучен
В застенках моей работы.

Была ль его гибель нужной
Кому-нибудь? Нет, едва ли…
Но дни убивают дружно,
Его, как других, забрали.

Так принято повсеместно:
Дни - жертвы дурных репрессий
Решением неизвестных
На скрытом для нас процессе.

День на работе

Что нелепей, глупей и скучнее:
Целый день на работе сидеть,
От бессильной тоски сатанея
То в окно, то в компьютер глядеть.

Что ж такого, что дел маловато,
Их за час переделать бы мог -
Коль работаешь ты за зарплату,
До звонка свой отматывай срок!

Ты прекрасно справлялся бы дома,
Никуда не спеша по утрам?
Но продал своё время другому,
И не властен решать больше сам!

В этом нету ни пользы, ни смысла,
Но порядки нельзя нарушать -
Так пускай же мозги твои киснут,
Так пускай плесневеет душа!

Паутина

Так душно, липко и противно,
И сам себя не узнаёшь,
Когда запутан в паутину,
По капле силы отдаёшь.

И бесполезно трепыхаться -
Не убежишь ты никуда:
Её повсюду нити длятся,
Попался раз и навсегда.

Жизнь человека - путина,
Работа - быт - работа - быт.
Из года в год одна картина,
И только смысл её забыт…

Бег времени

Вы на ребёнка посмотрите:
Среди сплошных чудес живёт,
Событий важных и открытий,
И каждый день его - как год.

Жизнь ускоряется с годами,
Как разогнавшийся состав.
Все дни слились в окне, мы сами
Несёмся, их не разобрав.

Торопит время нас сурово,
Всё иссыхает, словно тень,
Всё как всегда, ничто не ново,
И год проносится как день.

Живём, забыв себя, друг друга,
Как белка крутит колесо,
И жизнь проносится по кругу,
Как стрелка бешеных часов.

Городская слепота

Незрячий не поймёт, что значит свет,
Для горожан же - тьмы и мрака нет.
Глухому звуки жизни не слышны,
А в городе - не знают тишины.
Выходит, те, кто в городе живёт,
Слепы и глухи, но наоборот.

Без тишины

Когда живёшь без тишины,
То звуки жизни не слышны.
А коль без света звёзд живёшь,
Прозрения не обретёшь.
В душе, где этой тайны нет,
Умрут художник и поэт.

Жизнь

Нас от самой колыбели
И до гибели ведёт
Без дороги и без цели
Жизнь - незрячий кукловод.

Безрассудно и нелепо,
Намечая путь и срок,
Снова бросит кости слепо
Жизнь - посредственный игрок.

Перепутав дозы сдуру,
И не разобрав рецепт,
Жизнь нас потчует микстурой,
Недоучка-фармацевт.

Весь ошибками украшен,
Вновь загублен чистый лист.
Сочиняет судьбы наши
Жизнь - бездарный сценарист.

Ждут ли нас палач и плаха?
Почести? Высокий сан?
Жизнь всегда нас держит в страхе,
Обезумевший тиран.

Этой власти бунт не страшен,
Не ослабить цепких пут,
Вечно будешь проигравшим,
Жизнь - несправедливый суд.

Будущее

Милосердно, что не в наших силах
Наше будущее прозревать,
В колыбели – увидеть могилу,
И прозреньем сей миг убивать.

В свежей юности видеть морщины,
А за ними – оскал черепов.
Старика – за цветущим мужчиной,
В ритме жизни – молчанье гробов.

За расцветом идёт увяданье,
Беспощадна судьбы круговерть.
Но томиться его ожиданьем –
Призывать раньше времени смерть.

Все мы, зная, что жизнь быстротечна,
Впереди – только прах, только тлен,
Забываем об этом беспечно
Мимолётностью схвачены в плен.

Без иллюзий, что вечно мгновенье,
Человек продержаться б не смог.
Так воспримем, как благословенье,
То, что каждый из нас – не пророк!

Несуществование

"Существую, потому что мыслю",-
Истину философ произнёс,
Но людей я не могу исчислить,
Чьё существование вопрос.

Я гляжу в бессмысленные лица,
Что не озаряет мыслей свет…
Мыслят в этом мире единицы,
Остальных же в нём как будто нет.

Несмотря на их образованье,
Я могу сказать, отбросить такт:
Для меня их несуществованье
Абсолютный, несомненный факт.

Сострадание

Не бывает жизни без страданий:
Каждую секунду, каждый миг
Миллионы горестных стенаний
Составляют инфернальный крик.

Если мы об этом забываем,
То в чужих купаемся слезах,
И бокалы с кровью поднимаем,
И гуляем на похоронах!

Горе

Чтоб горе человечества снести,
Стальное сердце нужно обрести,
Став недоступным силе состраданья…
Но мне противен равнодушью путь,
И состраданью подставляю грудь,
Такую рану предпочтя нирване.

Рождение мысли

Бессмысленной Природа зарождалась,
Так продолжалось миллиарды лет,
Но было нечто, в чём она нуждалась,
Что жаждала произвести на свет.

В тревоге поднатужилась Природа,
И смутные предчувствия сбылись:
Живою клеткой разродились воды,
Природа к жизни породила Жизнь.

Бурлила Жизнь в бессмысленном кипенье,
Метаморфозам не было числа,
Пока в одно прекрасное мгновенье
Жизнь искрой Разума не понесла.

Как повелось, дитя рождалось в муках,
Оно порвало пуповины нить,
Чтобы создать искусство и науку,
И Жизнь с Природой смыслом наделить.

Ни в чём дитя не знало недостатка,
Но, вот, теперь, в безумии своём
Готовится убить и мать, и бабку,
Чтобы замкнулся круг небытиём…

Мысль и бессмысленность

Флуктацией слепой, случайной силы,
Что порождает вещи к бытию,
Вселенная нас мыслью наделила,
Чтоб показать бессмысленность свою.

Открыв рассудку вечности безбрежность,
Позволив в бесконечность бросить взгляд,
Даёт увидеть смерти неизбежность,
Безжалостный на атомы распад.

Какая в этом скрыта злая шутка:
Мысль освещает  жизни круговерть,
Чтоб показать прозревшему рассудку
Бессмысленность, отчаянье и смерть.

Демокрит и Гераклит

Людям не устанешь поражаться:
Поведенье их - сплошной курьёз.
Наблюдая, трудно удержаться,
Чтоб на них совсем не оборжаться
Или не пролить потоки слёз.

Образом воспользуюсь избитым,
Не могу его не вставить в стих:
Буду плакать вместе с Гераклитом
И смеяться вместе с Демокритом - 
Есть в сознаньи место для двоих.

Пусть висит безумия угроза,
Одного я не смогу избрать.
Ведь, наверное, нужно быть Спинозой,
Чтобы удержать и смех, и слёзы,
И без гнева на людей взирать.
На главную страницу